Уверенными скачками по развалинам Сиамской Империи. Аюттайя

Часть Первая: О груде аюттайских битых кирпичей, старом тиковом доме и о том, как я чуть не пошла на корм буддийским собакам.

Позвольте пропустить рассказ о том, что было за сутки до того, как я оказалась в Аюттайе. А именно о том, как я протряслась 12 часов в автобусе с Пхукета до Бангкока, была введена в заблуждение коварной кондукторшей, направившей меня по ложному пути, хотела дать в глаз тому, кто сказал, что на Каосан Роад легко найти жилье, даже если вы приехали туда заполночь, как…

Стойте! Я же решила эту часть пропустить! Поэтому перенесемся сразу на центральный вокзал Бангкока — Хуа Лампонг (Hua Lumphong), где я только что купила билет до Аюттаи всего за 18 бат (в такие моменты я начинаю жутко любить Тайланд) и вот стою, жду поезда на пероне.

Вагоны подстать году постройки вокзала — 1890-ого.

Кстати, само здание — милейшее место. Не по-вокзальному спокойное, с отрядом тимуровцев помощи иностранцам. Даже самостоятельно подумать ни о чем не успеешь, как будешь толкаться на посадку с билетом в руках.

А это я выступаю в роли живого экспоната. «Смотри, доча, это -  фаранг» (слово «фаранг» на тайском означает «иностранец»)

Натужно скрипя тормозами, подкатил поезд.

Люблю я все-таки поезда, да и автобусы тоже…  Когда по телу разливается сладкое предвкушение странствий, встреч и самой дороги, когда перестук колес становится неразрывной частью самого путешествия. Вот так сядешь у окна, прям как я сейчас…

«Мисс, Вы не могли бы пересесть?», — с силой выдергивает меня из теплых волн мечтаний на берег.

«А? Что?». Парень напротив предлагает поменяться с ним местами и указывает в сторону монаха, навострившегося на свободное место рядом со мной. Ага, монахам нельзя дотрагиваться до женщин, значит и сидеть рядом тоже.  Поэтому меня и просят пересесть напротив…

«Конечно», — соглашаюсь я. Меняемся с парнем местами, но монах продолжает невозмутимо возвышаться над нами. Ага, если он сядет, тогда его ноги,  возможно, будут соприкасаться с коленками моей соседки, что окажется напротив него. Девушка меняется местами с мужчиной через проход. Монах молчаливо стоит дальше. А, девушка, сидящая по другую сторону прохода — тоже не к добру!  Мало ли что… Девушка со вздохом снова меняется с кем-то мужского пола. И что Вы думаете? Правильно, теперь снова мешаюсь я! О, Будда, и как же вы ребята-монахи живете в обычной жизни? В автобусе там в час пик? На улице в потоке спешащих людей…?

В общем, после урагана буддизма, перетряхнувшего половину вагона, я оказываюсь где-то на сиденье с краю в компании тайского семейства.  Мне тут же  радостно сообщают, что у детворы это первая поездка на поезде. Да, от этого мне определенно стало легче, что они облепили собой все окно и мне ничерта не видно.

«Мне нужно сделать несколько фотографий», — извиняюсь я, что пойду по вагонам искать другое место. Тайцы понимающе кивают, оглядывая мой фотоаппарат, и я отправляюсь на поиски местечка у окна. Поезд переполнен, но, как говорится, кто ищет — всегда найдет. В конце-концов у меня это тоже первая поездка на тайском поезде ))

Вокзал в Аюттхае находится через реку от бывшей столицы Сиамской Империи. Да, паромы, я тоже люблю, почти так же сильно как поезда и автобусы ))

Переправа через Чаопраю

Итак, в первую очередь найти жилье, а потом уж и древние развалины. Вооружаюсь картой, компасом и бодро начинаю мерять фаранговскими шагами улицы Аюттаи. Меня привлекло описание Baan Lotus Gues House — «атмосферный  старый  дом из тикового дерева…», но до него я так и не дошла. По пути перехватили хозяева не менее душевного Ayuthaya Guest House. Комната с душем и вентилятором — 300 бат (примерно 300 рублей).  Рядышком уютный бар, где по вечерам живая музыка, а солист на время перевоплощается в Боба Марли и растворяется в своей песне без остатка. Но об этом я узнаю еще только вечером.

Холл гестхауса…

И моя комнатка

По правде сказать, бюджетный путешественник из меня никакой. Ради дополнительной экономии никак не могу себя заставить пересмотреть несколько вариантов и соглашаюсь на первое, за что в состоянии заплатить. И желание сэкономить еще ни разу не перевесило желание переночевать с мало-мальским комфортом — всегда ищу номера только с душем и туалетом в комнате, а не общими в коридоре. Хотя в соседнем гесте такое жилье всего по 150. Короче, признаюсь: я — транжира.

Крыша над головой есть, но перед тем как отправится на поиск очередных древностей, маленькое историческое отступление.

До Аюттайи столицей Сиама был город Сукхотай.  В одной из его провинций рассвирепствовалась эпидемия холеры, и местный правитель был вынужден бежать. Товарищ был не без амбиций и решил не размениваться на еще один маленький сукхотайский удельчик, а основал в 1350 году свое независимое княжество и назвал его Аюттая (место, где родился бог Рама). Так уж случилось, что это совпало с ослаблением и упадком в соседних государствах, так что на новоявленное княжество никто первое время не нападал, что позволило ему расцвести пышным цветом, захватить камбоджийский Ангкор, столицу Ланны — Чианг Май, сам Сукхотай, заигрывать с Китаем, завязывать дипломатические отношения с Европой… И было все у них замечательно и здорово до тех пор, пока не очнулись добрые соседи бирманцы и не пришли наводить свои порядки в 1569 году, разграбив неожиданно возвысившуюся столицу Сиама и угнав в рабство местных жителей впридачу с королевской семьей. На первый раз Аюттаю отбили, независимость вернули, храмы строить продолжили, доведя их количество до полутора тысяч, но в 1767 бирманцы снова были тут как тут, разрушили все до чего дотянулись их вражеские руки,  и на этот раз это уже точно был конец Аюттаи, как столицы одного из самых влиятельных государств Индокитая.

Кстати, во времена славы Аюттаи, в ней произошел просто беспрецендентный случай, когда премьер Сиама так задружился с французским послом, что отрекся от буддизма и стал правоверным католиком. Впрочем, хэппи энд его не ждал, как и саму Аюттаю. Премьера казнили свои же, а от храмов Аюттаи после нашествия бирманцев остались в основном лишь груды битого кирпича.

Храм Сисанпет (Wat Phra Si Sanphet, 1448 г.) известен своими тремя каменными чедями — он был главным королевским монастырем.

Рядом с Сисанпетом располагаются «останки» храма Пра Рам (Wat Phra Ram, 1369 г.).  Он выглядит заброшенно, и внутри ни души. Думаю пройти мимо — в моей обязательной программе он не значится, снаружи посмотрела и хватит… Но меня догоняет тук-тукер с рассказом о замечательности храма и просто настаивает, что я должна в него заглянуть… Ээээ, ну ладно, мне в принципе не сложно, а человеку приятно…

Оказывается, я ошиблась — все-таки одна живая душа здесь была. Юркая собачонка то внезапно появляется на моем пути из-за очередной головы Будды, то так же внезапно исчезает, ходит за мной по пятам и заглядывает в глаза: «Осторожно, Ирочка… Это я сейчас такая добрая, но вот когда совсем стемнеет… лучше бы тебе не ходить по храмам в одиночку слишком поздно…».

«Да ладно, Дружок, в Таиланде даже собаки — все буддисты…», -  самонадеянно отмахиваюсь я и направляюсь к следующему храму Махатат.

От Вата Пра Махатат (Wat Phra Mahathat, 1374 г.) в основном остались тоже только разгромленные кучи кирпичей, но зайти сюда стоит не из-за них. Здесь сохранилась голова Будды, словно выглядывающая из корней дерева. В истории не нашли упоминаний, откуда она взялась. Самое весомое предположение гласит, что после разграбления Аюттайи бирманцами голова одной из статуй осталась лежать на земле, и на этом месте вырасло дерево, став для Будды новым телом.

Световой день близится к завершению, но я все не унимаюсь. Времени и так в обез, надо еще что-нибудь успеть. Натыкаюсь на выходе из Махатата все на того же тук-тукера, который настоятельно рекомендовал зайти в Ват Пра Рам. Договариваюсь с ним, чтобы он отвез меня на окраину города в тоже небезызвестный храм Ват Яй Чаймонкон (Wat Yai Chaimongkon, 1357 г.), вдруг он еще открыт для посещения… По дороге мелькает уже современная Аюттхая.

В храме, конечно, уже никого, но ворота не заперты. Ну раз не заперты -  значит можно! Пытаясь разглядеть в слабом освещении хоть что-то,  незаметно отдаляюсь от входа все дальше и дальше…

По спине пробегает холодок, и в мыслях вспышкой проносится: «Пора отсюда сматываться!». Осторожно отступаю назад, но, увы, слишком поздно. Доносится лай собак, а вслед за ним из темноты выступают и его хозяева.

«Эй-эй, погостеприимнее, ухожу-ухожу» — запускаю я в них мысленный посыл, но ответом мне возвращается блеск оскалившихся клыков. Собак, кажется, четыре, и они уже несутся с лаем на меня… Странно, но почему-то совсем не страшно. Думаю, что стать ужином буддийских собак я сегодня точно не планировала, выставляю вперед рюкзачок и перебираю варианты: ослепить вспышкой, сунуть рюкзак в пасть, а потом ткнуть чем-нибудь в глаз… Вожак уже в метре от меня и готов к нападению. Пора принимать решение. Поддавшись неведомой силе, я наклоняюсь корпусом вперед и лаю в ответ. Я и не знала, что может так натурально получиться.  Псы впадают в ступор, замолкают в один момент и от греха подальше  бегут  теперь уже от меня. Отхожу за угол и что есть сил мчусь к выходу, пока «охранники» не передумали. По тропинке у входа прогуливается монах. Его глаза расширяются при виде меня, несущейся из темноты… «Dogs…», — объясняю я и проворно ныряю в тук-тук… Уфф, хватит на сегодня храмов…

Еще немного гуляю по вечерней Аюттайе — город умиротворяюще тих и спокоен.

Ужинаю в баре рядом со своим гестом. А вот и солист, о котором я говорила чуть выше. Здесь он еще не Боб Марли, но уже скоро.

«Хороший фотоаппарат», — обращается ко мне мужчина за соседним столиком. Он сидит вдвоем с женой, и им явно хочется поговорить.

«Да, хороший, только вот руки из ж..пы растут объектив совсем не ахти…». «Аааа…», — понимающе кивают они.  Их английский почти так же плох, как мой, так что мы легко находим общий язык. Лукас и Анна голландцы лет сорока пяти, проводят отпуск вместе с дочкой, путешествуя по Таиланду. Они ездят на поездах, останавливаются как и молодые беззаботные бэкпэкеры в дешевых гестах, уже побывали  в Краби, Бангкоке, Канчанабури, а завтра на север в Чианг Май, где и завершат свой отдых. На столе уютно покачивается пламя свечи  в такт мелодии: «No, woman, no cry; no, woman, no cry…»

Хочется еще немного продлить этот день, но это невозможно. Да и завтра меня ждут новые приключения.

Продолжение

Введите свой E-mail, чтобы получать новые статьи по почте:


Подписаться на RSS

Спасибо Вам, что поделились статьей в:
Опубликовать в twitter.com Опубликовать в своем блоге livejournal.com

Нам не терпится узнать ваше мнение :)

Spam Protection by WP-SpamFree